Четверг, 27 июля 23:48 МСК
Волгоград
+29°C
USD - 59.41 EUR - 69.64

Моментально.Обширно.Честно.
Новости из первых рук.

Обратная связь Медиакит
Волгоград
выбери свой город

Лента новостей:

Паллас о Царицыне и его окрестностях

07 октября 2016, 21:23
1504 1
Паллас о Царицыне и его окрестностях

ИА «Новый День» публикует записки ученого-энциклопедиста Петера Палласа. Он дважды был в Царицыне во время своих экспедиций по России. Интересные заметки о нашем городе и его окрестностях он оставил в марте – апреле 1793 года, они легли в основу «Заметок о путешествии в южные наместничества Российской империи в 1793-1794 годах».

Энциклопедист и путешественник
Немецкий профессор, признанный в Европе ученый Петер Симон Паллас внял уговорам императрицы Екатерины II и вступил в должность адъюнкта Академии наук. 30 июля 1767 года он с женой и дочерью прибыл в Санкт-Петербург. Крупное жалование в 800 рублей в год не было главной причиной его согласия работать в России. Петера прельщали ее необъятные и неизученные просторы. Широкое поле научной деятельности простиралось перед молодым академиком. Не прошло и года, как Паллас возглавил масштабную, даже по современным меркам, экспедицию. Екатерина II поставила перед исследователями задачу – максимально полно изучить ресурсы страны, не забыв про исторические, экономические и этнографические ее феномены. Экспедиция разделилась на несколько отрядов. Основной отряд возглавил Паллас. С ним в странствие отправилась и его семья. Охват экспедиции был огромен: от Баренцева моря до Северного Кавказа и Черного моря, от Поволжья и Каспия до Забайкалья. В ту эпоху подобные проекты мало походили на увеселительные походы. За шесть лет работы в экспедиции ее участники подвергались тяжким испытаниям: академик Иоганн Фальк страдал депрессией и покончил жизнь самоубийством, Самуил Гмелин попал в плен в Дагестане и умер в неволе, астронома Георга Ловица схватили пугачевцы. Несчастного академика сначала посадили на кол, а потом повесили. Сам Паллас мучился дизентерией, приобрел хронические болезни – колит и ревматизм, страдал болезнью глаз. 33-летний Паллас вернулся из экспедиции седой и больной, но все еще полный энтузиазма. В 1793 году он организует новую экспедицию, уже за собственный счет – на Нижнюю Волгу и в Прикаспийскую низменность.


«Царицын не стал выглядеть лучше»
В Царицын экспедиция Палласа прибыла 20 марта. «Было еще светло, стояла морозная погода, земля была покрыта снегом, а река – прочным слоем льда», - вспоминал тот день Паллас. В его записях отмечено, что холодные северо-восточные ветры продержались весь март, «сохраняя ясную погоду»: «и ночью так сильно подмораживало, что полуденное солнце едва могло прогреть землю». Второе посещение Царицына ничем не удивило академика. «Город не стал выглядеть лучше, - сетовал Паллас, - исключение составляли только новые деревянные торговые лавки. Летом этого года большая часть города была выжжена, вероятно, новый Царицын будет застроен лучше». Особое внимание ученый обратил на Глубокий Буерак, который пересекал в то время возвышенности выше Царицына и доходил до Волги. «Буерак порождает удивительные растения», - восхищался Паллас. Ссылаясь на данные, собранные местной инженерной командой, руководитель экспедиции предположил, что максимальные показатели половодья на Нижней Волге имеют периодичный характер. Паллас интересовался также колонизацией края. Она проходила в то время на правобережье между Царицыным и Черным Яром. Большая часть этой территории, по словам академика, была заселена не только русскими, «но также татарами, чувашами, которые собраны из различных краев, расположенных южнее и восточнее Москвы». Паллас отметил вклад генерал-лейтенанта и сенатора Никиты Бекетова в дело цивилизованного колонизаторства.


Прекрасное село Отрада
Паллас посетил село Отрада, которое в «приятной местности у притока небольшой реки Ельшанки» заложил Никита Бекетов. Ученый восхищался «превосходной мельницей, виноградниками и жилыми постройками для летнего отдыха», отстроенными экс-губернатором Астраханской губернии. Паллас отметил усилия Бекетова в деле колонизации. Сенатор «дал окорот» малороссийским бродягам, насильно расселив их на своей земле в колонии «у самой Волги и почтовой дороги». Интересен также факт, подмеченный здесь Палласом. Недалеко от колонии Бекетова располагались казармы, предназначенные в наем посетителям Сарептских целительных вод. К счастью для всех эти столь неудобные и критикуемые сооружения были сломаны. Паллас лично проконсультировал Бекетова по вопросу борьбы с засолением почв. Сенатор пытался устранить проблему с помощью удобрений, академик же посоветовал провести известкование почв. Паллас отдал должное и успешным работам Бекетова по импортозамещению. «Здесь в Отраде, впервые в России, начали возделывать белую горчицу, выжимают из нее масло, после чего ее очищают на ручных мельницах, а муку обрабатывали и выводили, как английскую горчицу, которой отечественная ничем не уступает по качеству», - радовался бекетовским успехам Паллас. Прибыльность горчичного бизнеса, по его словам, привела к тому, что в этих местах значение пшеницы упало – урожайность же горчицы выросла за несколько лет в 60 раз!

«Сарепту я нашел процветающей»
До 18 апреля Паллас с членами экспедиции жил в общине евангелических братьев Сарепты. «Сарепту я нашел со времени моего последнего приезда, не смотря на перенесенный (в 1773 году) грабеж пугачевских мятежников, значительно улучшенной, украшенной и процветающей», - ликовал академик. Он отметил, что прямоугольная рыночная площадь Сарепты «приобрела более красивый и регулярный вид благодаря массивным, воздвигнутым рядом с площадью молитвенным братским и сестринским домам», домом управляющего и вдовьим домом. Тут же находились магазин и гостиный дом. Недалеко располагались свечной и винокуренный заводы. «Фонтан в центре площади, как и улицы, обсажен тополями. Он был усилен подведенным из села Шёнбрунн источником», - заметил Паллас. Ученый описал дома простых колонистов – улицы Сарепты, по его свидетельству, были застроены парными, частично массивными, частично построенными в фахверковом стиле домами, «в которых проживают две семьи под одной крышей». «Все жители живут
здесь с тех пор, как они привыкли к климату, здоровыми и кажутся очень довольными их местом жительства и своей судьбой», - отметил академик, но тут же сообщил о проблемах женщин-колонисток. Они выражались в болезнях и смертях незамужних сестер и тяжелых родах немолодых замужних женщин. Особый интерес у ученого вызывало состояние экономики колонии. Паллас отметил удачные опыты колонистов с разведением виноградников и неудачные – в производстве шелка. «Все семьи успешно занимаются животноводством и имеют небольшие сады на Сарпе, которые они разбивают с большими усилиями, перекапывая край открытой степи», - писал академик. Садоводам здесь, по мнению ученого, «не достает хороших сортов вишневых, сливовых и др. фруктовых деревьев». Паллас советовал им научиться черенкованию. Учить же колонистов ткацкому делу Палласу не пришлось. Жители Сарепты развили «удивительный промысел» - в цехах они изготавливали «полушелковые» платки, хлопчатые чулки и казачьи цветные женские ночные колпаки, «которые пользуются спросом на Дону». В сестринском доме колонистки делали «необыкновенные вышивки и даже создаются ландшафты и картины на тканях», - восхищался Паллас. Пивовары Сарепты также экспериментировали. Освоив изготовление арбузного меда, они приступили к производству из дешевых арбузов и хмеля арбузного пива! Оно успешно продавалось в гостинице на Астраханском тракте. Описал Паллас и забавный случай, связанный с загадочной миграцией крыс. «Большие серые крысы стаями перешли через сарептскую мельничную дамбу и днем продолжили шествие через город (Сарепту, - В.Я.) в направлении Царицына, где прежде находились только маленькие черные домашние крысы. В Сарепте остались только некоторые из них. Вскоре и они были истреблены. Здесь в домах живут только черные крысы, попавшие в дома с баржей», - сообщил Паллас.

Люди падали с телегами в овраги
18 апреля экспедиция Палласа покинула гостеприимную Сарепту и направилась в сторону Астрахани. Степи и балки, окружавшие Светлый яр, по воспоминаниям академика, были покрыты белыми и желтыми тюльпанами. Далее дорога вела путешественников вдоль высокого крутого берега, «где в низине всё кишит водной дичью». У астраханского тракта в этом месте была крайне неприятная и опасная особенность. По словам Палласа, часть проселочных дорог проходила по краю крутого, обрывистого берега. Связано это было с тем, что это место весной быстрее просыхало. «Но поскольку каждую весну из-за морозов и влажности берег частично обрушается, то не проходит ни единого года без того, чтобы то тут, то там не срывались люди с лошадями и телегами вниз», - рассказал академик. Паллас сообщил, что буквально за день до появления экспедиции в этих местах, один житель Сарепты упал с телегой в такую «пропасть». К счастью он остался жив, «хотя телега разбилась вдребезги». Вскоре обоз экспедиции Палласа покинул пределы современной Волгоградской области. У академика начались астраханские приключения.
Вячеслав Ященко

оставить комментарий

Комментарии  

Эмир Гоцинский

19.03.2017 19:36 #1 Цитировать
;-)
Смотреть все новости